Сидение – смертельно опасно?

Сидение – смертельно опасно?

«Магическое белье от доктора Левайна» похоже на шорты велосипедиста, черные и облегающие, только с сенсорами, закрепленными на бедрах, и с проводками, идущими к поясному кошельку. Внешне я при этом напоминаю туриста-европейца и киборга одновременно. Дважды в секунду, 24 часа в сутки акселерометры и инклинометры магического белья оценивают каждое сделанное мной движение, даже самое незначительное и вне зависимости от того, лежу ли, хожу, стою или сижу я. Джеймсу Левайну, исследователю из «Клиники Майо» в Рочестере, штат Миннесота, крайне интересно, сколь часто люди двигаются – и, наоборот, не двигаются. Он ведущий специалист в развивающейся области «исследования неактивности», как его называют некоторые, которое бросает вызов традиционным представлениям о человеческом здоровье и ожирении. Чтобы я лучше понял ключевые открытия, он предложил мне стать на некоторое время участником исследований. Для начала внутри белой, футуристической капсулы под названием «Bod Pod» был измерен жир в моем организме. Затем одна из коллег д-ра Левайна – Шелли МакКрэйди-Шпитцер – надела маску с капюшоном мне на голову, чтобы определить содержание выдыхаемого мной воздуха и оценить способность моего организма к сжиганию калорий. После этого я надел «магическое белье» и спустился в лабораторную кухню для завтрака, все калории которого были  точнейшим образом измерены.

Слабость традиционного изучения активности и ожирения в том, что оно основывается на собственных показаниях людей – зачастую ошибочных воспоминаниях о том, сколько они съели или прозанимались. Но участники исследования, начатого д-ром Левайном в 2005 году, были измерены и обмотаны проводами так же, как и я; они питались исключительно в лаборатории, им также было запрещено заниматься спортом. Полностью исключив возможность как случайных перекусываний (или «кусочничества»), так и тренировок, д-р Левайн был способен проникнуть в тайны закрытой вселенной метаболизма, в которой каждая калория, потребленная с едой или потраченная с энергией, могла быть посчитана.

 

Его исходный вопрос – поставленный им впервые в исследовании 1999 года – был прост: Почему некоторые люди, потребляющие столько же пищи, сколько и другие, полнеют? После определения количества пищи, потребовавшегося каждому из его испытуемых для набора своего нынешнего веса, д-р Левайн стал потчевать их дополнительной тысячей калорий в день. Как и ожидалось, одни начали набирать фунт за фунтом, тогда как другие прибавили в весе чуть-чуть или не прибавили совсем.

 

«Мы измеряли все, рассчитывая найти некий магический метаболический фактор, который бы объяснил, почему некоторые люди не полнеют», рассказывает д-р Майкл Дженсен, исследователь из «Клиники Майо», работавший над проектом вместе с д-ром Левайном. однако они ничего не обнаружили. Затем, шесть лет спустя, с помощью отслеживающего движения белья они нашли ответ. «Люди, не набирающие вес, неосознанно совершали больше движений», говорит д-р Дженсен. Они не стали выполнять больше упражнений – это было условием исследования. Просто их тела начали естественным образом реагировать, совершая больше мелких движений, чем до того, как началась усиленная кормежка. Например, они стали пользоваться лестницами вместо лифта, бегать за водой к офисному кулеру, хлопотать над рутинными делами или попросту ерзать, не сидя на месте спокойно. В среднем, полнеющие испытуемые сидели на два часа в день больше, чем их более стройные товарищи.

 

Не надо быть экспертом, чтобы объяснить человеку, что от слишком долгого сиденья у него могут появиться проблемы со спиной или пивной живот. Однако народная мудрость учит нас, что соблюдая режим питания и занимаясь аэробными упражнениями, по меньшей мере, несколько раз в неделю, вы с легкостью возместите проведенное сидя время. В ответ на это развивающееся направление изучения неактивности утверждает, что этот совет едва ли имеет больше смысла, чем представление о том, что можно побороть последствия выкуриваемой в день пачки сигарет с помощью легкого бега. «Физическая активность – не идеальное противоядие от сидения», говорит Марк Хэмилтон, специалист по изучению неактивности в Пеннингтонском Биомедицинском Исследовательском Центре.

 

Сама по себе сидячая поза, пожалуй, не хуже любой другой дневной физической неактивности, например, лежания на диване за просмотром «Колеса Фортуны» («Wheel of Fortune» — самая популярная телевикторина в истории, аналог, вернее прародитель нашего «Поля чудес» — прим.пер.). Но в большинстве случае, если мы не спим и не двигаемся, мы сидим. Вот ваше тело на стуле: электрическая активность в мышцах падает – «мышцы становятся подвижны не более, чем у мертвой лошади», говорит Хэмилтон – что приводит к цепочке опасных метаболических явлений. Число сжигаемых вами калорий немедленно падает до одной в минуту, т.е. до трети от того, что вы сожгли бы, встав и совершив прогулку. Эффективность инсулина падает в течение одного дня, что повышает риск развития диабета 2-го типа. Равно как и риск ожирения. Количество ферментов, ответственных за расщепление липидов и триглицеридов – за «отсасывание жира из крови», как выражается Хэмилтон – снижается, что в свою очередь приводит к падению уровня «хорошего» HDL-холестерина.

 

Новейшая работа Хэмилтона проверяет, как быстро неактивность может вызвать вред. При изучении крыс, которые были принудительно обездвижены, он установил, что, например, мышцы ног, ответственные за положение стоя, немедленно теряли свыше 75 процентов своей способности к удалению из крови опасных липопротеидов. Чтобы показать, что болезненные последствия сидения распространяются и на людей, Хэмилтон набрал 14 молодых, здоровых и стройных добровольцев и выявил у них 40%-е сокращение способности инсулина к поглощению глюкозы – всего через 24 часа сидения.

 

С течением жизни нездоровые последствия сидения накапливаются. Альпа Патель, эпидемиолог из Американского Общества Рака, отслеживал здоровье 123 тысяч американцев с 1992 по 2006 гг. Среди наблюдаемых мужчин, в свое свободное время сидевших по шесть и более часов в день, общий уровень смертности был на 20% выше, чем среди мужчин, сидевших три часа и менее. Среди женщин, просиживающих по шесть и более часов, смертность была выше на 40%. Патель уверен, что люди, сидящие слишком много, отрезают несколько лет от своей жизни.

 

Другое исследование, опубликованное в прошлом году в журнале «Circulation» («Кровообращение»*), наблюдало за 9 тысячами австралийцев и установило, что за каждый дополнительный час, проведенный сидя перед телевизором, риск смерти возрастал на 11%. Автор исследования Дэвид Данстэн хотел выяснить, имеют ли люди, сидящие перед телевизором, другие вредные привычки, вызывающие их раннюю смерть. Но после анализа данных он сообщил, что «возраст, пол, образование, курение, гипертония, объем талии, индекс массы тела, толерантность к глюкозе и физическая активность в свободное время не влияют на связь между просмотром телевизора и общей летальностью».

 

(Общая летальность – отношение числа умерших от любых болезней, ранений или пострадавших от несчастного случая к числу болевших этой болезнью (раненых, пострадавших от несчастного случая), выраженное в процентах, за определенный период времени. — прим.пер.)

Сидение, очевидно, является независимой патологией. Сидение в течение девяти часов в день в офисе вредно для вашего здоровья, не важно, идете ли вы после этого домой и смотрите телевизор или же посещаете спортзал. Оно вредно, и если у вас патологическое  ожирение, и если вы стройны, как бегун-марафонец. «Чрезмерное сидение», говорит д-р Левайн, «смертельно опасно».

 

Хорошая новость заключается в том, что с опасностью неактивности можно бороться. Работая до трех часов ночи, д-р Левайн придумал название для концепции извлечения выгоды из тысяч мелких движений в течения дня: Термогенез Нетренировочной Активности (или ТНА).  В мире ТНА каждая мелочь имеет значение. МакКрэйди-Шпитцер показала мне график, который отслеживал число сжигаемых мною калорий в виде зигзагообразных линий, как на сейсмографе. «Что это?», спросил я, показывая на один из пиков, означавших всплеск энергопотребления. «Это вы нагнулись, чтобы завязать свои шнурки», сказала она. «На это у вас ушло больше энергии, чем если бы вы просто сидели».

 

В ходе отслеживающего движения исследования д-р Левайн установил, что у страдающих ожирением испытуемых в среднем выходило 1,5 тысячи движений и почти 600 минут сидения. В моем испытании магического белья результаты оказались заметно лучше – 2,234 отдельных движения и 367 минут сидя. Но все же мне далеко до сельскохозяйственных рабочих, которых Левайн наблюдал на Ямайке: 5000 движений и только 300 минут на стуле.

 

Левайн знает, что все мы не можем быть рабочими, поэтому вместо этого он исследует способы переустройства людьми своей среды обитания для обеспечения большего количества движений. Мы посетили класс начальной школы, в котором нет стульев; ученики здесь часть учебного времени ползают по матам, на которые наклеены слова из словаря, или прыгают между парт, решая математические задачи. Мы побывали также в агентстве по подбору кадров, многие работники которого стояли перед рабочим столом на беговой дорожке – изобретение д-ра Левайна, позднее проданное им компании  «Steelcase».

 

Доктор Левайн был  в философском расположении духа, когда мы покидали кадровое агентство. При всей научной точности, направленной против сидения, он признает, что его кампания против того, что он называет «основанным на стуле образе жизни», не ограничивается простым поиском лучшего физического здоровья. Он ведет борьбу против бездеятельности как таковой, поскольку она, по его убеждению, ослабляет не только наше тело. «Зайдите в любой офис – в эту строго контролируемую корпоративную среду – и вы сразу же почувствуете царящий в нем дискомфорт, испытываемый вынужденными весь день сидеть перед монитором людьми», сказал он. «Дух нации ослаблен, и теперь пришла пора для него восстать».
Перевод: Таймас Тимержанов

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий