Культурно-туристический отчёт о первой заграничной поездке путешествующих бегунов КЛБ "Сокол". Часть 3.

 

Кенгуру-стоп – это гостиница, вроде автостопа, для таких бедных путешественников, как мы. У неё нет звёзд, да и мы звёзд с неба не хватаем. А так, как выяснилось  позднее, проживание в ней было вполне себе комфортное.

 

На ресепшн нас встретила Джулия – стильная и очень разговорчивая девушка. Только «шпарила» она на английском и немецком. Наша Ольга выступила переводчиком и помогла быстро решить все вопросы регистрации. Уже через полчаса мы разошлись по своим комнатам.

Ну, а дальше, вы поймёте наше волнение перед первым свиданием. Как всегда, мы поспешили знакомиться с городом. Маршрут был известен и место встречи изменить было нельзя – это там, где регистрируют на марафон. Первые впечатления были ожидаемыми. Везде чистота, во всём ухоженность. На улицах — велосипедные дорожки, выделенные разделительными полосами, подкраской, знаками, иногда брусчаткой. Велосипедное движение серьёзное. И его участники раздражались, если кто-то из нас вылезал на их дорожку. Трамвайные рельсы, зажатые специальными плитами, брусчаткой и резиновыми обкладками, — удивительно ровные, к тому же без видимых стыков. Сами пятизвенные гибкие трамваи выглядят особенными, гоняют быстро и без грохота.

 

По Hauhtstraβe вышли к позолоченному памятнику Фридриха Августа I (Август Сильный), того самого, при кипучей деятельности которого стала кардинально преображаться столица Саксонии и строились здания барочной архитектуры.

 

Со старинного моста Augustusbrücke открылся вид исторической части Altstadt (Старого города). Таким его видели миллионы людей со времён правления поздних саксонских королей по настоящее время, не считая нескольких десятков послевоенных лет, начиная с 13 февраля 1945 года. В первые месяцы после этой страшной даты всякого приезжающего ужасала картина до основания разрушенного Дрездена жестокой ночной бомбардировкой англо-американских войск. Потом уже все крупные обломки зданий старого города описали, пронумеровали и вывезли загород, площадку с руинами расчистили и начали отстраивать заново с использованием старых и новых материалов. На реконструкцию центральной части (без Фрауэнкирхи и некоторых домов Нойштадта) потребовалось больше 40 лет.

 

От знаменитой Schlossplatz, прилегающей к Дрезденскому замку-резиденции, и на которой удивляли публику «живые» статуи, мы повернули направо и вдоль набережной Эльбы вышли к Конгресс-центру.

 

В современном здании Конгресс-центра каждый год проводится регистрация бегунов. Организация на высоком уровне. Быстро получили номера, чипы, рекламный материал и затерялись в лабиринтах спортивных бутиков. В этом деле некоторые из нас настоящие шопоголики. Со временем обычно не считаемся. Но в этот раз отрываться не стали. По другому мосту вернулись на свою базу на Erna-Berger-Straβe.

 

Пора на тренировку. Да-да, и здесь, в Германии, мы не забывали о своих клубных обязанностях. 11 километров со скоростными стометровыми отрезками по набережной правого берега Эльбы. Бегающими людьми в Дрездене никого из прохожих не удивишь. Здесь абсолютное большинство понимают цену здорового образа жизни и поддерживают его. Правда, толпы трусящих по улицам людей мы не увидели.

 

Когда возвращались, стемнело. Я вёл девчонок к гостинице и уверенно… заблудился. Со мной такое случается регулярно. Мы кружили минут пятнадцать вокруг и около, а выбежали к нашей улице одновременно с Андреем и Сашей, которые задержались на набережной. Так что, повторить подвиг кастромчанина  Ивана Сусанина смог бы. И пусть меня также изрубят в мелкие куски, дорогу не показал бы, потому что её не знаю.

 

Ужинали на кухонке гостиницы. Культовое действо всех наших поездок с главной доброй колдуньей Светой Мухиной. За едой нас заняла тема мусора. Требовалась его сортировка по видам согласно надписям на вёдрах. Немецкий Ordnung застал нас врасплох и тест на аккуратность мы не прошли.

 

Утром шестикилометровая пробежка, в которой участвовали только марафонцы Вера Шадрина, Юля Беляева, Андрей Ивойлов и я. Полумарафонцы Света Мухина, Лена Холкина и Лена Левандовская ещё нежились в постелях. Потом шведский завтрак и новый выход в свет.

 

На этот раз мы более основательно углубились в изучение района Altstadt. Начали осмотр с площади перед замком-резиденцией с выразительными сторожевой башней и кафедралом. Замок — очень сложное сооружение с затейливым периметром, с несколькими переходами, с большим собранием скульптур. Оно много раз перестраивалось в разные времена правления саксонских королей и стало эклектикой стилей. Прошлись перед огромным панно на фарфоровых пластинах «Шествие князей», на котором в технике сграффито изображены все саксонские курфюсты в окружении свит в костюмах, доспехах, с оружием своего времени. Затем осматривали небольшие памятники, смысл которых без экскурсовода угадывался с трудом. И, наконец, визитная карточка города — большое здание Фрауэнкирхи (церковь богородицы), возведённая в стиле барокко также по указанию Августа Сильного.

 

Наша группа неспешно продвигалась между старинными зданиями. Обменивались впечатлениями, и конечно, фотографировались. Зашли во дворец Альбертинум, построенном при короле Альберте, ещё одном просвещённом короле, хорошо понимавшем в искусстве. В наши дни – это музей, включающий галерею Новых мастеров, собрание скульптур и кабинет монет. В пустующем выставочном зале старинного здания современные кресла выглядели очень заманчиво. Не преминули расслабиться. Отдохнули, вышли, повернули на террасу Брюля и пошли в обратную сторону мимо зданий Альбертинума, Академии искусств, дворца Секундогенитура (раньше был предназначен для второго сына правителя). Вид на Брюльскую терассу с противоположного берега Эльбы называется панорамой Каналетто. Это и есть узнаваемая черта Старого города.

 

Всегда удивляюсь искусству архитектуры, когда подбираются размеры, пропорции, линии, формы, состав элементов и украшений зданий. И из этого сочетания возникает или шедевр, или безвкусица, или что-то среднее. Так вот, шедевр всегда притягивает внимание, увлекает, заставляет постоянно рассматривать и любоваться. Старые здания Дрездена именно такие. Смотришь, не насмотришься.

 

Вышли на Театральную площадь. Вот и опера Земпера и сам Цвингер. Повсюду туристические группы. Часто можно услышать русскую речь. Русских туристов в Дрездене много.

 

В Конгесс-центре нас ждал благотворительный ужин и спортивный шопинг. В этот раз здесь задержались надолго. Спортивных товаров было представлено, не в пример Москве и Санкт-Петербургу, намного больше.

 

Ещё на площади перед Конгресс-центром играли барабанщики, которые заворожили нас на целый час. О них я рассказал в спортивном отчёте.

 

Возвращались опять по Marienbrücke.

 

Следующий день вобрал в себя маленькую жизнь: марафон. О нём тоже читайте в спортивном отчёте.

 

Когда для нас закончился спортивный праздник, и мы привели себя немного в порядок – снова на улицу захаживать ноги и удовлетворять жажду познаний. Пошли к Мартин Лютер кирхе, расположенной в Новом городе. Она почти полностью почернела от времени. Меня заинтересовали фамилии в списках на подъезде жилого дома. Я нашёл даже русскую фамилию. Одно найдёшь — другое потеряешь. Потерял своих товарищей. Было уже темно. Я оббежал чёрную церковь, метнулся по старому маршруту. Пропали. Тогда я пошёл туда, куда меня тянуло больше всего: в Старый город.

 

На площади перед королевской резиденцией у арки Зелёных ворот под сторожевой башней рыцарь в доспехах играл мечом. Подкидывал его с переворотом вверх, ловил за ручку, и опускал, со звоном ударяя концом об мостовую. Рыцарь привлекал ночных прохожих сфотографироваться с ним. Под средневековыми латами у него просвечивали современные джинсы, а через забрало шлема было видно молодое лукавое лицо.

 

Дальше я пошёл на площадь Neumarkt (Новый рынок) с памятником королю-ботанику Фридриху Августу II, возле которого другие молодые люди показывали файер-шоу. Площадь до войны была окружена красивейшими домами исполненных в стиле барокко, рококо (позднего барокко), ренессанса. Это то место, где идёт самое крупное реконструкционное строительство в Дрездене. На Neumarkt стоит мировой шедевр архитектуры Фрауэнкирха. Кирху восстанавливали уже после объединения Германии и заново открыли совсем недавно: в 2005 году. Она ещё не успела потемнеть, как постепенно темнеют все здания сложенные из местной довольно прочной породы песчаника. Кстати, в числе инициативной группы по восстановлению кирхи была и знаменитая немецкая певица Ерна Бергер, в честь которой была названа дрезденская улица, на которой мы проживали несколько дней.

 

Зашёл внутрь. Интерьер церкви очень приветливый за счёт светлых тонов отделки. Убранство, конечно, поражает изяществом и роскошью одновременно: высокие арочные своды с выходом к витражам той же формы, пять уровней хоров (балконов) с резными перилами, орган над золотым алтарём, плафоны и прекрасный нижний купол (вообще купол двойной), расписанные картинами на библейские темы. Интересно, что на хорах во время службы может располагаться больше прихожан, чем внизу. На первом уровне хоров есть застеклённые молитвенные комнатки, которые раньше предназначались для состоятельных дрезденцев.

 

Сидя на длинной лавке, какие всегда есть в католических церквях, я задумался. Почему, за каких-то 50-60 лет, в Дрездене появилось столь много достопримечательных зданий, которых не было раньше и уже активно не строилось позже? Готовя это отчёт, я покопался в литературе и узнал, что Август I был ещё королём Польши (тогда Речи Посполитой) и оттуда он извлекал огромные доходы. Польша невольно работала на искусство столицы Саксонии. Кстати, такому положению способствовало союзничество Саксонии с Россией против шведского короля Карла XII. Август I ведь был современником русского царя Петра I. Ещё при Августе I был разгадан секрет получения фарфора привлечёнными совсем для другого дела (поиска техники превращения свинца в золото) алхимиками, что дало возможность первыми в Европе открыть фарфоровые мануфактуры и производить очень дорогой по тем временам саксонский фарфор. Тогда Китай навсегда потерял монополию на фарфор. Август I был баловнем судьбы. Но его ненасытность ко всем радостям жизни ослабила экономику страны, и после себя он оставил огромные долги.

 

Но вернёмся в кирху. На кафедру взошла женщина-лектор и стала, как я догадался, рассказывать историю кирхи, а потом все слушатели направились в подвал, где расположен музей истории при кирхе. Я последовал за ними. По описаниям и фотографиям я и узнал трагическую историю Фрауэнкирхи. Тяжело раненная в день бомбёжки она несколько часов была жива, и только на следующий день её массивный купол с ротондой стал падать и обрушил всё здание.

 

После посещения кирхи я пошёл обратно к гостинице и на правом берегу возле памятника Фридриху Августу I встретил наших. Вы не поверите, мы обрадовались этой встрече на далёкой немецкой земле. По-моему, и сам носатый Август улыбался, сидя на своём золотом коне.

 

Автор: Геннадий Малых

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий