Магия бега – личный опыт Юрия Яковлева

До 23-летнего возраста меня донимало множество хронических заболеваний, были проблемы с лишним весом, имел явно недостаточное физическое развитие. Часто валили в постель хронические простуды. После службы в армии, чуть ли ни постоянно беспокоил хронический радикулит.
Случайно прочитав, в 1970 году, книгу новозеландского автора Г. Гилмора «Бег ради жизни», я уверовал, что смогу разом избавиться от всех своих проблем с помощью бега трусцой.
До армии бег и лыжи ненавидел. Под любым предлогом избегал участвовать в сдаче различных нормативов. В школе и техникуме в любых забегах, сразу после старта, всегда оставался далеко позади своих сверстников. Был неуклюжим толстяком. Армия заставила познать, что такое длительные пробежки. Но до любви к ним дело не дошло.
Не откладывая в долгий ящик, приступил к очень коротким и совсем неспешным утренним пробежкам. В первые дни мог пробегать не более 2-х километров. Освоив их, стал наращивать беговую дистанцию. Бегал по набережной Космонавтов. Прибавлял примерно по 20 – 30 метров – расстояние между фонарными столбами. Пару дней «переваривал» прибавку и продвигался дальше.
Не давал себе никаких поблажек и послаблений. Выходил на утренние пробежки строго ежедневно, не взирая на время года и погоду. Вооружился установкой: «у природы нет плохой погоды, главное, чтобы была нужная экипировка». Признаюсь, иногда приходилось «выталкивать» себя из постели и «гнать» на пробежку.
За год добрался до 5-километровых пробежек. Не могу похвастать, что бегалось легко. Один километр пробегал примерно за 7 – 7,5 минут – достаточно медленно. Следил, чтобы дыхание во время бега было комфортным – без одышки, через нос. Правда, это не всегда удавалось. Хронический насморк отступал очень медленно.
Я знал, если бегать без одышки и делать вдох носом – это, уж точно, не приведёт к перегрузкам. А их опасался из-за своей исходной хилости и очень слабой иммунной системы Да и сердечко боялся подорвать.
Каждую пробежку обязательно завершал водной процедурой. Стоя под душем, ловил себя на мысли, что это самая приятная часть всей тренировки. Особенно, поднималось настроение после обливания холодной водой. Даже не очень длительная неспешная пробежка – это, хоть и не тяжёлая, но нагрузка. Приложение волевых усилий. Элемент борьбы. Обретение, пусть небольшой, но усталости. А стоять под душем после пробежки – настоящее блаженство.
На втором беговом году, наконец-то, мои походы по врачам прекратились. Даже в осеннюю слякоть мой нос задышал свободно, чего раньше никогда не бывало. Ангины уже почти не донимали. Начинал забывать и о своём хроническом насморке. Уже иногда, выходя их дома, забывал посмотреть, на месте ли носовой платок.
Вначале второго бегового года, раза в два увеличил прибавки к повседневной дистанции. Поэтому прогрессировал быстрее. Но продвигался вперёд осторожно. Увеличивал дистанцию плавно, без скачков. А о скорости бега и говорить нечего. Бега, как бегалось. Ей «управляли» не «сожжённые» до конца излишки веса тормозили. Так что, до скорости бега мысли не доходили.
На третьем беговом году выяснилось, что у меня, как и у многих, самым слабым звеном оказались суставы. «Была против» суставов и тогдашняя обувь. В 70-е годы прошлого века специальной беговой обуви не было. С этим в стране было очень туго. В основном все бегали в неудобных для длительного бега кедах. Мучились и бегали.
Стал покупать кеды на размер больше. Вставлял туда толстые, 5-миллиметровые войлочные стельки. А ещё, надевал две, а то и три пары носок. Старался, чтобы одна пара была шерстяной. Натуральная шерсть самая лучшая ткань. Она и хороший амортизатор, и изолятор. Делаю так и сейчас, когда уже давным-давно бегаю в удобнейших кроссовках.
Хоть и старался разными способами смягчить удары ног о грунт, но голеностопные и коленные суставы припухали и постоянно напоминали о себе. Но в этом больше был виноват я, а не обувь. Оказался физически слишком слабым. А отступать назад в беговых нагрузках не хотел. Радовали успехи в снижении веса и улучшении здоровья.
Как раз к тому времени я, наконец-то, добрался до заветной 10 (!)-километровой нормы. Для меня это было колоссальным достижением. Ведь, Гилмор обещал, что, пробегая ежедневно по 10 километров, примерно за один час, можно навсегда расстаться и с лишним весом, и любыми болезнями. К этой, магической дозе я упорно и стремился целых два года.
Поэтому «бунт» суставов невероятно огорчал. Но из «седла» не выбивал. Стал, во время бега, ограничивать подвижность суставов бинтованием. Тогда специальные бандажи в виде голеностопников и наколенников было не достать.
Я бинтовал суставы всем, что подворачивалось под руку. Более всего выручал эластичный бинт. Суставы очень медленно перестраивались, укреплялись, приспосабливались к непривычным для них 10-километровым пробежкам. Года три бегал с забинтованными суставами. После бега их разбинтовывал. Давал свободу кровообращению.
Наконец, надобность в бинтовании полностью отпала. Я победил свои суставы, не снижая объёма бега. В результате, они так окрепли, что потом выдерживали и марафонские, и сверхмарафонские дистанции.
Третий год ежедневных пробежек сделал меня ещё крепче. В тренировках уже ничего не менял. Продолжал каждый день по утрам равномерно нарезать свои традиционные 10 километров. Теперь они давались немного легче, чем раньше.
Можно верить или не верить, но все мои хронические болезни раз и навсегда исчезли. Не осталось и следа от перенесённых в детстве рахита и болезни Боткина (желтухи), от всевозможных простудных заболеваний и от хронического радикулита. Значительно снизился и вес.
На исходе пятого бегового года, я превратился в совершенно другого человека. Меня стали называть спортсменом. Лучшей характеристики своего физического состояния я и придумать-то не мог. Здоровье и настроение всегда были идеальными. Энергия била через край. Так постройнел, что меня перестали узнавать знакомые, с которыми редко встречался. Сердце работало, как часы.
Пульс в покое, (лежа, после сна) стабильно держался на уровне 46 ударов в минуту – показатель хорошо тренированного спортсмена. Увеличилась жизненная ёмкость лёгких (ЖЁЛ). Уходил в армию с ЖЁЛ слаборазвитой женщины – 2800 мл. Это объективный показатель слабого физического развития. За 5 лет систематических 10-километровых пробежек моя ЖЁЛ доросла до 3200 мл.
В то время я работал в Саратовском политехническом институте преподавателем инженерной кафедры. Меня направляли на учёбу в аспирантуру. Предлагали Москву, Ленинград (теперь Санкт-Петербург) и Саратов – на кафедре, где работал. Но я, вдруг, сделал невероятно крутой вираж и резко ушёл в сторону.
Став полностью другим человеком, я совершенно изменил и свою профессию. Твёрдо решил – буду помогать людям добывать надёжное здоровье с помощью бега трусцой. Был уверен, оздоровительный бег может осчастливить всех, кто ищет верный путь к своему здоровью.
Никакой оздоровительной ходьбы в моих мыслях тогда и в помине не было. Был молод и неопытен. Вот оздоровительный бег – это здорово! Он стал для меня чем-то вроде религии. Всем говорил: «Мой Бог – бег». Решил, что буду создавать клубы оздоровительного бега на профессиональной основе. К осознанию высокой полезности оздоровительной ходьбы я пришёл попозже. Когда уже поработал на новом поприще.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий