Мой спаситель — бег трусцой

Мой спаситель - бег трусцойЧитатели часто интересуются: постоянно говоря о величайшей пользе физических упражнений, предлагая всем обязательно включать их в свою жизнь, приводя массу примеров, испытал ли я на себе оздоровительную силу этих упражнений? Конечно испытал! С удовольствием расскажу  и о моём личном опыте оздоровления с помощью физических упражнений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Первая жизнь.  Специалисты утверждают, что наше здоровье примерно на 25 процентов зависит от наследственности. В этом мне явно не повезло. Отец — с юности сражался с туберкулёзом лёгких. Предавая, в борьбе за здоровье, первостепенное значение еде, ещё до моего рождения набрал большой избыточные вес. Никогда никакими физическими упражнениями, тем более спортом, а также и закаливанием он не занимался. Ему под стать — и моя мама. Она с детства страдала пороком сердца — недостаточность митрального клапана. От физкультуры всегда и всюду освобождалась и о ценности этого занятия даже понятия не имела. И она числилась в разряде пышечек. Меня родила в 1946 году — раньше положенного срока путём Кесарева сечения. Врачи сразу заявили, что младенец вряд ли выживет — уж слишком слаб. Предлагали не биться за моё спасение. Но мама, уверовав, что на вторую попытку заиметь ребёнка уже не отважиться, стала просить во что бы то ни стало сохранить новорождённого.

 

Спасибо врачам, которые, проведя серию влажных обёртываний по Кнейппу, по сути, подарили мне второе рождение. И практически сразу выявили коварное заболевание — рахит. На избавление от него ушло несколько лет. Пока шла битва с рахитом, одно за другим добавлялись простудные заболевания, которые постепенно превратились в букет хронических недугов. Простудные болезни были моими основными душителями до 23-летнего возраста. По несколько раз в году валила в постель ангина, постоянно терзали бронхит, хронический насморк и другие простудные хвори. До школы успел переболеть ещё и желтухой. Пошёл в школу болезненным, с лишним весом и нижайшим уровнем физического развития. По совету врачей мама старательно откармливала меня, чтобы исключить возможность перехода отцовского туберкулёза — отсюда и в моём теле стали копиться лишние килограммы. До сих пор сожалею, что никто в те годы не давал родителям рекомендации по приобщению мальчишки к физическим упражнениям, спорту и закаливанию. Поэтому в школе и техникуме я был самым низкорослым, самым физически слабым и единственным в классе и группе толстяком. Уроки физкультуры я не любил. На них был абсолютным нулём. Почти до 17 лет не мог ни разу подтянуться на турнике и забраться вверх по канату. В легкоатлетических и гимнастических упражнениях уступал даже многим девчонкам. В подвижных и спортивных играх был статистом. То же было и в дворово-уличных играх. Делал попытки заняться спортом, но тренеры не брали, твердя о полном отсутствии каких-либо перспектив. Из-за этого стал развиваться комплекс неполноценности.

 

Лишь накануне 17-летия, будто пробудившись от долгой спячки, я набросился на физические упражнения. Пугало приближение службы в армии. С другом-гимнастом — Владимиром Колесниковым соорудили у меня во дворе турник и стол для тенниса. Закупили 5-килограммовые гантели и пудовую гирю. Каждое утро я начинал с виса на турнике — более ничего делать не мог. Потом хватался за гантели. Хотел, чтобы поскорее обнаружились мышцы, скрытые под приличным слоем жира. Упорные тренировки давали явные результаты. На руках стали появляться бугорки похожие на мышцы, всё более послушным становилось тело. А вот развитием мышц ног и выносливости я не занимался. Здесь явно не доставало обычных пробежек. Но моя голова противилась любым разговорам о беге. Во всех школьных и техникумовских забегах я всегда приползал к финишу с позорно огромным отставанием от всех, когда даже самые последние успевали отдышаться. Поэтому бег и лыжи откровенно ненавидел. Как выяснилось на призывной медицинской комиссии, я не мог быстро бегать из-за не получивших должного развития лёгких. Жизненной ёмкостью лёгких (ЖЕЛ) была на уровне 2800 миллилитрам, что соответствовало, как сказал. врач, показателям слаборазвитой женщины моих габаритов.

 

Три года службы в армии проходили в достаточно суровых климатических условиях. Поэтому у меня было множество проблем из-за недоразвитых лёгких и слабой иммунной системы. Как ни гоняли командиры, до нормативов по бегу и лыжам я никак не дотягивал. С тяжёлой формой ангины трижды лечился в медсанчасти. Дважды — в госпитале, но уже с другими болячками. Так что, домой — в Саратов вернулся с прежним букетом болезней и весомым дополнением в виде хронического радикулита. Окунувшись с головой в работу лаборантом и заочную учёбу в политехническом институте, вновь «побежал» вверх лишний вес, так как приходилось с утра до позднего вечера просиживал за книгами и конспектами. Про физические упражнения даже не вспоминал. Коллеги по кафедре начали подтрунивать. А всё тот же друг — Владимир Колесников снова оказался моей палочкой-выручалочкой.

 

Вторая жизнь. Весной 1970 года Володя подарил мне книгу Г. Гилмора «Бег ради жизни». «Проглотив» её одним махом, мне вдруг очень захотелось поэкспериментировать на самом себе. Буквально со следующего дня я с небывалым азартом и энтузиазмом взялся за ежедневные пробежки по Набережной Космонавтов. Приятно было не торопливо бегать в свободном режиме, когда никто не подгоняет, не диктует, как и сколько нужно бежать — в отличии от армии. Рано утром я выходил из дома и спускался по Первомайской улице до набережной — это примерно 500 метров. Потом трусил не спеша до Бабушкиного взвоза — до ротонды и возвращался назад. По началу подъём, тянувшийся к дому, осиливал только пешком. Весь путь составлял примерно 3 километра. Когда полностью освоил эту дистанцию, стал постепенно удлинять пробежки примерно на 25 метров через два — три дня.. Правда, каждое утро начинался с борьбы двух внутренних голосов. Один уговаривал не укорачивать сон, не истязать себя ранним подъёмом. А второй — командовал: «Вставай, не слушай «врага», выходи на пробежку — это твоё спасение». Дольше обычного эти голоса воевали между собой осенью и зимой, когда первому — помогали темнота раннего утра, моросящий дождь, ветер, холод или трескучий мороз. Но армейская служба хорошо закалила мой характер и волю. За 10 лет, пока бегал по утрам, первый внутренний голос одерживал победу над вторым не более одного десятка раз.

 

Очень важный момент. Моей основной целью был всего лишь сгон лишнего веса. О победе над хроническими недугами я и не помышлял. Врачи ещё в детстве сумели убедить, что от хронических болезней избавиться никогда не смогу. Более того, они утверждали, что с годами к ним будут добавляться ещё более грозные заболевания. К счастью, все мрачные пророчества врачей были полностью опровергнуты. По прошествии трёх лет систематических тренировок, я постепенно добрался до одночасовых 9 — 10-километровых неспешных пробежек. Каждая очередная пробежка доставляла море восторга, подтверждая свершение чудодейственных перемен. Я был бесконечно рад, что волей случая овладел самым простым и естественным средством  физического совершенствования. Был счастлив, что элементарные пробежки позволили совершить колоссальный взлёт на вершину «лестницы здоровья». Ведь произошло полное перерождение всего моего тела — настоящее чудо. Я изменился до неузнаваемости. Стал стройным, как кипарис, мускулистым, всегда бодрым и жизнерадостным. Вдруг, в один миг канули в Лету все телесные проблемы, мучившие и угнетавшие меня более 20 лет. Словно цунами смыло все хронические болезни — все до единой. Благодаря обретённому богатырскому здоровью и высочайшему жизненному тонусу, сумел досрочно завершить учёбу в институте. Приступил к преподавательской и научной деятельности. Готовился к поступлению в аспирантуру. Казалось бы, лучшего и желать нельзя.

 

Но, как ни странно, моё буквально сказочное исцеление не привело к душевному покою. Меня стали одолевать мысли о необходимости придания столь эффективного оздоровительного средства всенародной гласности. После двухлетних раздумий и колебаний, я отважился ещё на один эксперимент — в корне изменил свою профессиональную деятельность. Перешёл с инженерной кафедры на физкультурно-оздоровительную работу. Создавал клубы ходьбы и бега «Панацея», «Кристалл» и «Сокол». В образованном при СЭПО, а теперь муниципальном клубе оздоровительной ходьбы и бега «Сокол» помогаю саратовцам обретать полноценное здоровье уже более 25 лет. За минувшие 35 лет удалось вовлечь в оздоровительные пеше-беговые занятия несколько тысяч земляков. Сам же, уже более 40 лет, продолжаю практически ежедневно совершать неспешные пробежки. Только теперь бегаю по вечерам с большой группой единомышленников самого разного возраста в лесопарке «Кумысная поляна». Набираю каждую неделю примерно по 70 беговых километров. ЖЕЛ удалось довести до 3200 миллилитров. Пульс в покое (лёжа) — примерно 50 ударов в минуту. Добытое собственными усилиями великолепное здоровье сохраняю на стабильно высоком уровне. Не иссякают, бьющая ключом энергия и жизнерадостность. Более 40 последних лет я ни разу ничем не болел. Мой тело неизменно стройное (50 кг при росте 160 см) и послушное — оно постоянно «поёт» и радует своего хозяина. О плохой наследственности даже не вспоминаю. Кроме моего примера, есть множество других, утверждающих, что здоровый образ жизни может практически полностью компенсировать неблагополучную наследственность. Вот почему я и восхваляю везде и всюду, где выпадает возможность, всемогущую силу физических упражнений.

 

Юрий Яковлев, руководитель городского клуба ходьбы и бега «Сокол», заслуженный работник физической культуры РФ

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий