Битва за выживание

Битва за выживание«Болезнь Бехтерева» — очень коварный недуг. Из-за этого жизнь Анатолия Игнатьева превратилась в бесконечную борьбу с разными недугами. Так — более 40 лет. Если бы ни отчаянная жажда жизни, огромная сила духа, твёрдая воля и уверенность в неминуемую победу — не выжил.

 

 

 

 

Однажды, зимнем воскресным утром опираясь на костыли, в клуб ходьбы и бега «Сокол» вошёл 56-летний мужчина и заявил, что хочет прогуляться с членами клуба по лесопарку. Его жизнерадостная улыбка сходу расположила к себе окружающих. В спокойном и уравновешенном тоне Анатолия Игнатьева ощущалась сила человека, знающего истинную цену человеческой жизни. Сразу всех удивил своей решимостью прошагать на костылях примерно 8-километровую дистанцию. Более того, инвалид I группы, как он представился, отправился на зимнюю прогулку в летних сандалиях на босую ногу (!), в лёгкой осенней куртке и без головного убора. Конечно, он поотстал от группы. Но, с вызвавшейся сопровождать гостя членом клуба «Сокол», Анатолий Яковлевич сумел забраться в гору и осилить аж целых 7 километров ходьбы по пересечённой лесной местности! Ни до, ни после, передвигающихся на костылях людей по лесопарку, я не встречал. За чашкой чая он расхорохорился и обещал стать завсегдатаем таких походов. Собеседникам было невдомёк, что этому жизнерадостному мужчине приходится каждодневно сражаться с тяжелейшим заболеванием. Разогретый беседой, Игнатьев поведал, что по утрам и вечерам он обливается холодной водой возле своего дома, спускаясь с 4-го этажа на костылях с ведром воды. А по выходным — ездит на набережную Космонавтов и окунаться в проруби. Слово за слово и мы договорились о встрече у него дома. Так мне удалось узнать удивительную историю бесконечной битвы за выживание скромного на вид, но абсолютно неординарного человека.

 

Беда пришла неожиданно. В молодости Анатолий был крепким, здоровым парнем. Рос в многодетной семье. Увлекался лыжами, прыжками в высоту, боксом. В 18-летнем возрасте одной рукой поднимал 45-килограммовый груз. В армию не попал из-за плохого слуха – последствия перенесенной в детстве скарлатины. В 19 лет переехал из Аткарска в Саратов. Устроился слесарем многослойных панелей на заводе технического стекла. Продолжал заниматься боксом, потом увлекся штангой. Неприятности свалились на него совершенно неожиданно. Вдруг стало происходить что-то неладное с тазобедренными суставами — то один беспокоил, то другой. Обращения к врачам результатов не давали. Причина заболевания и диагноз долго были неподвластны врачам. А значит, и не было никакого лечение. Так жизнь 21-летнего Анатолия Игнатьева превратилась в сплошное изнурительное испытание.

 

Впервые оказался на больничной койке из-за врачебной ошибки. В 1967 году его взялись лечить, заподозрив туберкулез костей. В костно-туберкулезном диспансере — в Смирновском ущелье заковали в гипс-брюки (от голеней ног – до пояса). Через 3 месяца гипсовый корсет укоротили, освободив коленные суставы. Колени будто окаменели — ноги абсолютно не сгибались. Анатолий не поддался панике, а пошел в атаку. Каждый день, с  утра пораньше, чтобы не видели врачи, фанатично выползал на костылях из больничной палаты во двор и отправлялся в лес. Вокруг – сплошные горы. По ним и лазил по 3–4 часа. Карабкался вверх, превозмогая боль, то на животе, то на спине. Возвращаясь в палату, валился на кровать смертельно уставшим и абсолютно обессиленным. И положительный результат дал о себе знать — ноги в коленях стали сгибаться. Ещё через 3 месяца его совсем освободили от гипса. Теперь он столкнулся с полной обездвиженностью тазобедренных суставов и позвоночника. В таком жутком состоянии его и отправили домой, заключив, что диагноз, из-за которого 21-летнему молодому человеку пришлось полгода проваляться в больнице, не подтвердился. В утешение дали II группу инвалидности, так как ходить самостоятельно, без помощи костылей, Анатолий не мог. После долгих походов по врачам, все сошлись на одном диагнозе — болезнь Бехтерева.

 

Познав силу физической активности при разработке коленных суставов, Анатолий с не меньшим усердием взялся за тазобедренные суставы и позвоночник. Здесь понадобилась особая изобретательность. Придумывал специальные упражнения и приспособления, потом с их помощью тренировался до седьмого пота. Добивался прогресса ценой невероятных волевых усилий и титанических физических тренировок. Его квартира постепенно наполнилась целым набором различных тренажеров, изготовленных своими руками. Через два года непрерывной потогонной борьбы он отправился в Кинешму — на учебу в техникум. Продолжая разрабатывать суставы, добился-таки желаемых результатов. Стал ходить без костылей и даже без трости. Окончив в 1973 году техникум, вернулся в Саратов. Получил работу инженера по охране труда на обувном ПО «Маяк», где проработал до 1988 года. При этом борьба с недугом не прекращалась ни на один день. Каждый шаг он делал, превозмогая боль в суставах и во всём теле. Из-за сильной боли, даже ношение брюк было тяжким бременем. Спасали только физические упражнения, помогавшие намного эффективней, чем другие лечебные средства. Поэтому заставлял себя ездить на роликовых коньках, велосипеде, лыжах. Постоянно плавал в бассейне, ходил на массаж, освоил технику самомассажа. Разработал для себя целую систему специальной гимнастики. Одновременно, по совету врачей, послушно налегал на гормональные препараты. Но болезнь упорствовала и не сдавалась.

 

С 1967 по 1988 годы он совершил несколько поездок в различные города страны к светилам медицины по суставам. Подвергался тщательному обследованию и лечению в клиниках Куйбышева (Самара), Волгограда, Москвы, Иваново, Крыма. Лечился в санаториях Астраханской и Саратовской областей, в Грузии и Адыгеи. Но существенных результатов не было. Болезнь Бехтерева прогрессировала. В 1982 году ему предложили операцию по замене тазобедренных суставов на искусственные. Но Анатолий от операции отказался. К тому времени он успел жениться, заиметь сына и расстаться с семьёй. Тем не менее, в нашей беседе тепло отзывался о внуке. Сообщил, что бывшая жена слаба здоровьем и ходит к нему на массаж.

 

Длительная борьба с тяжёлым недугом сильно подорвала иммунную систему. Простудные заболевания и грипп стали его постоянными спутниками, что привело в 1988 году к туберкулезу легких. За год пребывания в саратовской туберкулезной больнице Анатолий, чуть было не расстался с жизнью. Превратился в ходячего скелета — при росте 170 см весил 46 кг. Угнетали его организм и осложнения – значительно нарушилась деятельность почек и слухового аппарата. Решил, что так пагубно влияет на него огромное количество потребляемых лекарств. Мыслимо ли, он заглатывал по 20 таблеток в день, плюс различные уколы. Поэтому в одночасье, тайком от врачей, стал пропускать таблетки мимо рта, а потом выбрасывал их. И, нарушая строжайший запрет врачей, раз в неделю «сбегал» в ближайшую баню и от души парился. Вскоре началось улучшение самочувствия, и Анатолия отправили долечиваться домой. Дома он вновь набросился на физические упражнения.

 

По настоящему потрясающие перемены в жизни Игнатьева произошли после поездки, в 1990 году, в Москву, в реабилитационный Центр знаменитого Валентина  Дикуля. Увиденное в этом Центре ошеломило Анатолия Яковлевича. Полностью обездвиженные инвалиды, которых привозили к Дикулю, с 9 до 14 часов, без обеда, выполняли различные упражнения. С помощью специальных устройств они часами тренировали мышцы и суставы, которые еще сохраняли подвижность. Начиная с пальцев рук и ног, им постепенно подключали в работу более крупные мышцы и суставы. Многие, в результате такого огромного объёма тренировок в течение нескольких месяцев, а то и лет, достигали заметных успехов — к ним возвращалась подвижность позвоночника. Дав Игнатьеву ряд советов, Дикуль на прощанье благословил его словами: «Во что бы то ни стало, продолжай обязательно заниматься физическими упражнениями. В них таятся колоссальные резервы». Кроме этого, в Москве Анатолий Яковлевич случайно познакомился с последователями системы оздоровления Парфирия Иванова и понял, что это как раз то, чего ему многие годы не доставало.

 

С этого момента начался отсчет его совсем другой жизни. Правда, не менее трудной, но вполне радостной. Полностью поменял свое мировоззрение и нравственные устои. На фоне беспрестанных физических тренировок, стал активно заниматься водным закаливанием. «Главное, что я осознал, – сказал мне Игнатьев,– самое основное, нужно правильно мыслить. Прежде всего, голова, сознание, психика, только потом – физическая суть». По началу он закаливался в ванне. Обливал ноги (от колен до стоп) утром и вечером. Через некоторое время был уже готов к обливанию всего тела, начиная с головы. Были, конечно, и боязнь, и страх. Ведь до этого его частенько посещали и простуды, и грипп, которые могли длиться месяцами. Прозанимавшись по новой системе около года, Игнатьев явно ощутил прилив жизненных сил. Негативы прошлых лет начали отступать. Он полностью отказался от приема лекарств и ни разу об этом не пожалел. Никаких особых нововведений в систему питания не ввел, кроме регулярного отдыха от пищи. С субботы до 12 часов воскресенья воздерживался от еды. И закаливание, и воздержание от пищи давались очень нелегко. Множество раз он начинал воздерживаться от еды и бросал. Такое происходило и в закаливании. Было много страха, разных опасений, отступлений, наступлений. «Главное, — утверждал Игнатьев, — нужно четко знать, зачем все это делается. Без участия сознания, наскоком эти барьеры не перепрыгнешь». Очень постепенно приучал он себя и к круглогодичному хождению по улицам в летней обуви на босую ногу. В итоге, всё чаще Анатолия Яковлевича стало посещать ощущение радости, знакомое по далёким годам беззаботной молодости. Уже не было неимоверных болей в суставах и позвоночнике — о них, наконец-то, стал забывать. Теперь свою жизнь он подчинил чёткому плану. После подъема – обливание холодной водой во дворе, стоя на земле — в любую погоду. Потом — гимнастика и без лишних послаблений переход к разным делам. А забот у него немало. То — к пожилому одинокому соседу делать перевязки. То нужно ехать к больным знакомым делать им массаж и давать советы по естественному оздоровлению. У него дома швейная машина «Зингер», к которой сам приспособил электрический привод. Может работать с дерматином и кожей. Много лет назад, из самолюбия, приобрел «Оку».

 

Пока я с удивлением и восторгом наблюдал, как Анатолий Яковлевич быстро и ловко передвигается без костылей по квартире босиком, слегка опираясь на различные предметы, он вдруг заторопился. Бросая взгляд на часы, со вздохом сожаления, сообщил, что чуть не забыл о поездке в Энгельс, где обещал лежачему больному сделать массаж. Мы вместе вышли на улицу. Прощаясь, он предложил мне заходить к нему в гости в любое время. Игнатьев пошёл к своему автомобилю, опираясь на костыли, но с абсолютно прямой спиной, будто вовсе избавился от своего грозного недуга. Как заправский водитель уселся за руль своей «Оки». Мотор взвыл и машина покатила по улице. А я долго глядел ей в след, как завороженный. Фантастика! Инвалид I группы помчался спасать более слабого — вот пример и необъятной силы духа, и истинного альтруизма.

 

 

Юрий Яковлев, заслуженный работник физической культуры РФ

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий