42 километра до Африки

42 километра до Африки

Эдвард Нортон в это воскресенье* побежит вместе с командой, в которой также есть три воина племени масаи. Узнайте, каким образом актер из Голливуда пришел к нью-йоркскому марафону… через Африку.

В утро марафона актер Эдвард Нортон будет на улицах Нью-Йорка, но сердце его будет в Африке. Звезда «Бойцовского клуба» и «Истории Америки X» бежит не ради вызова марафона как такового – хотя он понимает, какой это вызов. Нортон направляет силу своей известности и глубоко укоренившуюся веру в сохранение природы на сбор средств для «Фонда по охране масайской дикой природы» (англ. Maasai Wilderness Conservation Trust, далее в тексте – MWCT), кенийско-американской некоммерческой организации, занимающейся защитой восточноафриканских племенных земель. Тем не менее, это его первый марафон, да и вообще, его первое соревнование, поэтому мы хотели знать: готов ли он?
(*В оригинале интервью опубликовано 27.10.2009)

Как проходит ваша подготовка?
Я пробежал 21 милю (около 34 км) в это воскресенье (11 октября), я бежал на скорости около 8:45 на милю (чуть меньше 5:30 на 1 км), что оказалось весьма легко для меня. Моей целью была скорость в 8 минут на милю (5 мин/км), но я решил провести свой самый длинный пробег в более-менее расслабленном темпе.

На какой скорости вы планируете стартовать?
Боюсь, мне придется слегка пересмотреть свой скоростной план в меньшую сторону, поскольку недавно у меня были серьезные проблемы с голенью и ахиллом. Но сейчас у меня все в порядке. Почти все мне говорят, что испытываешь такой прилив адреналина, что сбрасываешь почти минуту в милю от своей скорости. Но на самом деле я не хочу начинать слишком агрессивно, поэтому, наверное, воспользуюсь пульсометром, чтобы держать свой пульс ниже определенного уровня первые 6 миль (9,6 км), затем – определенную частоту следующие 12 миль (19,3 км) и, наконец, если буду чувствовать себя нормально, ускорюсь на последних 10 милях (16 км; здесь у актера явная оговорка в 3 лишних км – прим.пер.). Я склонен начинать слишком быстро, например, первые 10 миль бежать на 7:30 (4:40/мин), после чего мне крышка. Поэтому, думаю, мне надо попробовать первую половину бежать на скорости от 8:30 до 8:45, а затем, если всё будет в порядке, прибавить.

Что больше всего беспокоит или страшит вас в предстоящей гонке?
Хотелось бы знать, какая будет погода. Если будет сыро и холодно, я думаю, тяжело придется всем. Кроме того, в глубине души я надеюсь, что ахиллово сухожилие не подведет меня.

Чего вы ожидаете?
Ну, вы знаете, прежде всего, люди советуют мне сходить и изучить трассу, но одна из тех вещей, которые помогают мне легче справиться с пробегом, это когда я бегаю в новом месте, поэтому я лучше останусь в неведении. Я на самом деле рассчитываю увидеть новые места, новые улицы, проходящие по городу. К тому же все говорят, что толпы людей серьезно помогают, и я уверен – помогут они и мне.

Вы – один из 30 бегунов команды MWCT. Вы побежите вместе с остальными  участниками команды?
У меня нет планов бежать с кем-либо специально. Большинство из нас бегают с разной скоростью и у меня есть партнер, одна моя подруга, у которой уже 20 марафонов. Она бегает быстрее меня, и, возможно, в этот раз побежит просто в свое удовольствие рядом со мной. С другой стороны, я люблю бегать с музыкой, так что, возможно, марафон побегу в одиночку.

Почему именно нью-йоркский марафон, а не какая-либо  другая осенняя гонка?
Я живу в Нью-Йорке, знаете ли. Живу здесь уже 18 лет. Здесь я тренируюсь для ролей, люблю бегать по местным паркам, вдоль рек, по мостам. Это родные для меня места, поэтому вряд ли можно было бы придумать лучшее место для первого марафона. Знакомые марафонцы говорят, что ничто не сравнится с ним, здесь же побегут и мои друзья. И, честно говоря, для нашей цели это лучшая трасса, которую только можно вообразить, ведь Нью-Йорк – это такой мировой город. В смысле, один из троих наших масайских бегунов – спортсмен высокого уровня и он хотел бежать вместе с остальными масаями, несмотря на то даже, что он гораздо быстрее их, и мы пытались убедить его бежать в своем темпе. Больше всего его беспокоила опасность потеряться в городе. Поэтому мы обратились к организаторам нью-йоркского марафона с вопросом: «Можете найти высококлассного бегуна, который мог бы бежать с ним?» И, вы знаете, здесь в Нью-Йорке оказалось множество отличных кенийских бегунов, из которых можно выбирать. Таким образом, у Параси (масайский бегун, о котором идет речь – прим. пер) будет партнер, с которым он сможет бежать так быстро, как хочет.

42 километра до Африки

Справка редакции:

Эдвард Нортон (род. 18.08.1969 года) – американский актер, режиссер, продюсер. Наиболее известен ролями в фильмах «Первобытный страх», «История Америки X», «Бойцовский клуб», «Красный дракон», «Разрисованная вуаль», «Иллюзионист» и др. Дважды номинант премии «Оскар», обладатель премии «Золотой глобус» и многих других.

Вы готовитесь по индивидуальному тренировочному плану или с тренером?
Нет, вы знаете, по-моему, поначалу я относился ко всему этому чересчур легкомысленно, ведь я был членом спортивной команды колледжа, я занимался разными видами спорта и чувствовал, что смогу справиться сам. Все, что я сделал, это скачал с официального сайта нью-йоркского марафона тренировочный план (см), причем не самые простой. Я потратил четыре недели на развитие своей беговой базы, после чего приступил к 18-недельной программе, и поначалу я просто бегал мили, не особо задумываясь о скоростных тренировках и всем таком прочем. Я вроде как пошел своим путем. В интернете я начитался идей разных людей об устойчивом пульсе и аэробной базе. Я начал бегать быстрее в середине недели и слегка уменьшал скорость на длительных пробегах.
По-настоящему задуматься над своей подготовкой мне пришлось после того, как я впервые пробежал 15 миль (24 км). Я толком не позавтракал, не взял с собой питательный гель, не взял ничего и в результате почувствовал это на себе. Я почувствовал недостаток питания больше, чем, как мне казалось, должен был, и стал серьезнее относиться к подобным вещам.

И теперь вы фанат гелей?
Да, я перепробовал гели от GU, от PowerBar. Мне определенно больше нравятся фруктовые, чем шоколадные, мне их труднее проглотить. Кроме того я использую EFS-порошки в бутылках с водой. Таким образом, в гидратации и питании я придерживаюсь упреждающей стратегии. Скажем, на тренировках я подкрепляюсь каждые 6 миль (10 км), а на соревнованиях могу сократить эти интервалы и до 5 миль.

На какой скорости вы бегаете на этих срединедельных темповых тренировках?
Трудно сказать, ведь некоторые из них… Ну, я бегаю в самых странных местах. Если зайдете на мой аккаунт в Твиттере, вы можете проследить весь процесс к самому началу. Я, типа, отмечал там все. Я бегал в Ирландии, затем – в Англии, в Руанде, в Конго и Кении, и условия везде были достаточно тяжелыми, особенно в Африке. Там много холмов, поэтому моя скорость была не очень высока. В Руанде моим эквивалентом темпового бега было доведение пульса до 180 ударов в минуту. Но я бы сказал, что на темповых тренировках пытался бегать на примерно 7 с небольшим (около 4:20-4:30 на километр).

Какое самое длинное расстояние вы пробежали перед подготовкой к этому марафону?
Много лет назад, когда мне было лет 19-20, я участвовал в мероприятии, называемом «Белая Гора 50» (англ. White Mountain 50), это было что-то вроде горного сверхмарафона, там было около 50 миль (80 км), но это не был бег или марафон, т.к. все проходило на тропах в Белых Горах, надо было подняться на 17 вершин, и на все у нас было 20 часов. То есть, мы потратили много времени, но это был вызов иного толка.

Но вы пробежали его?
Мы бежали там, где могли, и карабкались, когда дело доходило до гор. Я был с шестью друзьями и нашей целью было просто уложиться в 24 часа. Но я тогда был спортсменом колледжа, было другое время и совсем другой вызов. Ну а так, самое длинное расстояние, которое я пробежал на дороге, было, наверное, 10 миль (16 км).

Была ли это подготовка к каким-то соревнованиям? Это ваш первый марафон, но были у вас до этого какие-нибудь еще старты?
Да, это фактически мое первое официальное соревнование на длинной дистанции. Помимо школы я бегал только на треке, на одну и две мили.

И за сколько вы пробегали милю?
Бог мой, да я и не помню! Я играл в теннис и в бейсбол, и бегал только на зимних тренировках. Я не был быстрым. Я… (пауза)… Я не был Аланом Уэббом*, короче говоря.
(*Алан Уэбб – обладатель текущего рекорда США в беге на милю, его результат – 3:46:91 – прим.пер.)

Если выразить одной фразой, что самое ценное, чему вы научились в процессе подготовки к марафону?
(смеется) Я лучше украду строчку из книги Харуки Мураками «О чем я говорю, когда говорю о беге». Я лишь на половине пути, но я всерьез думал над словами, которые, по словам писателя, кто-то сказал ему в самом начале, а именно: «Боль неизбежна. Страдание – это выбор» (вторая часть фразы у нас больше известна как «Страдание – личный выбор каждого» – прим. пер.). Думаю, это правда. Начинаешь понимать: тебе придется испытать боль и дискомфорт, но только тебе выбирать, как реагировать на них, ты можешь изменить свой образ мыслей, так что они станут всего лишь индикаторами, и тебе вовсе необязательно останавливаться из-за этого. Ты можешь сказать себе: «Они – просто часть всего этого» и посмотреть на них иначе. И мне нравится это. Мне нравится игра мысли.

В своем профиле на сайте MWCT вы сказали, что бег всегда был для вас средством для достижения какой-либо цели. Подготовка к марафону как-то изменила ваше отношение к бегу? Он по-прежнему остается только средством?
В какой-то степени да, но я всегда любил бег. Мне особенно нравится бегать, когда я оказываюсь на новом месте, это своего рода способ очистить голову, прогуляться, осмотреть окрестности. Однажды в Ирландии я бежал вдоль лососевого ручья к побережью и мне пришло в голову, что это гораздо лучше, чем если бы я ехал в автомобиле. Видите ли, вы можете почувствовать все вокруг, все увидеть. Я бегал с друзьями вокруг озера Киву, это такое огромное озеро между Руандой и Конго. Мы бежали по этим грязным дорогам, через руандийские деревни, и дети выбегали нам на встречу и просто бежали рядом с нами, и даже мужчины в деловых костюмах присоединялись к нам, бежали рядом и спрашивали, что мы делаем. И вы видите острова, где по-прежнему живут пигмеи. Бег дает вам шанс увидеть окружающий мир. Это мой самый любимый вид бега – выйти на улицу и осмотреться на новом месте.

Бег – постоянная часть ваших занятий по поддержанию формы?
По-разному, в зависимости от того, что я делаю. Если для роли мне надо набрать вес, то я обычно много не бегаю. Для «Разрисованной вуали», где я (СПОЙЛЕР!) умираю от холеры, я бегал. Бег – отличный способ похудеть, поэтому, как я и сказал, бывает по-разному.

Вы уже думали о своем следующем марафоне? Или об этом пока рано говорить?
Да, я пока не знаю. Когда я пробежал 21 милю, по дороге домой я думал: «Я могу это сделать, все будет хорошо». В следующие три дня моя голень просто убивала меня, и я уже думал, что, наверное, не хочу так издеваться над собой слишком часто. Единственное, что меня беспокоит, это проблема с голенью. Думаю, из-за нее я немного откатился назад от первоначальной цели – выбежать из трех с половиной часов в первый раз. Кто-то говорил мне, что для первого раза это слишком высокая планка, я же считал, что мне это по силам и готовился именно к такому результату, но сейчас у меня в планах просто пробежать в хорошем, ровном темпе. И все же я уверен, что, если бы мои суставы были в порядке, я мог бы пробежать быстрее 3:30, может за 3:15, и какая-то часть меня по-прежнему хочет этого – посмотреть, смогу ли я. Впрочем, я не собираюсь заставлять себя сверх меры.

Вы бежите, чтобы привлечь внимание к MWCT. Почему именно этот уголок земли и именно этот народ?
Знаете, человек всегда вовлекается в те или иные ситуации по странному стечению обстоятельств, которые подбрасывает нам жизнь. В Кении у меня есть родственники, и я часто бывал там. Но конкретно этой организации я начал оказывать поддержку потому, что увидел в ней прекрасную модель. В сущности, я считаю, что природоохранное движение 21го века движется в сторону сохранения экосистем с учетом нужд людей. Мы исходим из идеи, что, с одной стороны, надо провести границы вокруг заповедных мест, чтобы люди не проникали в них, и, с другой, понимать, что мы имеем дело с потребностями людей на постоянной основе. MWCT, притом, что это особое место, на другом конце света, работает совместно с местным сообществом, чтобы понять, как достичь природоохранных целей, которые бы одновременно приносили пользу людям, и, на мой взгляд, эта модель в итоге будет иметь огромное влияние на экологическое движение в будущем.

UPD: 1 ноября 2009 года Эдвард Нортон пробежал нью-йоркский марафон за 3:48. Как он сам пишет на сайте MWCT, достичь запланированной цели в три часа тридцать минут ему не позволили забившиеся мышцы бедра. Он бежал вместе со своей подругой Элой, и первую половину они шли на итоговый результат в 3:30. Но на отрезке между 15й и 19й милями (или между 24 и 31 км) у него начались проблемы, так что трижды им приходилось останавливаться секунд на тридцать и разминаться. Эта травма злила его, т.к. он чувствовал силы и хотел бежать, но ноги не позволяли ему. Все же, на последних милях мышцы отпустило, и, пересекая финишную черту, он чувствовал себя великолепно. «Просто-таки фантастический опыт».

Перевод: Таймас Тимержанов

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий