С новым сердцем "прыжок" в марафонцы

Мой архив хранит много удивительных и поучительных историй физического возрождения. После двух инфарктов пожилому норвежцу Хелю Схереру пересадили сердце 17-летней девушки. С новым сердцем он сумел «взойти на вершину» любителей оздоровительного бега – дважды одолеть 42-километровый марафон.

Он родился и вырос в Осло. Работал пилотом. Потом завел собственное дело–занимался сооружением моторов и парусников. «В течение многих лет я делал все, чего не надо делать, если хочешь избежать инфаркта, – с сожалением рассуждал Схерер.– Почти непрерывно курил сигары, поглощал плотные обеды на приемах, перегружал себя работой, никогда не гулял и много пил». Так постепенно добрался до веса в 104 кг. Ему и в голову не приходило, что он истязает свое большое тело. В результате сердце отработало свое, состояние легких, печени и почек было на исходе. Летом 1979 года его «подкараулил» тяжелый инфаркт, только случайность спасла от гибели.  По совету врачей он попробовал сменить образ жизни. Перестал курить и начал снижать вес. Потерял десятки килограммов, но в 1983 году случился второй инфаркт…

 

В государственной больнице в Осло, где как раз готовились к первым в Норвегии пересадкам сердца, дело Хеля Схерера сочли безнадежным. Врачи предположили, что он проживет еще с полгода, если не будет волноваться. Тут любой оптимист сломается. Хель даже побывал на кладбище и выбрал себе могилу. Все ж, ему, конечно, очень не хотелось пассивно ожидать конца, и в январе 1984 года Схерера повезли в Лондон, поместив в Хейрфилдский госпиталь в палату №13… Вскоре ему сделали пересадку сердца 17-летней девушки, погибшей в автокатастрофе. За два с половиной года после операции пришлось многое переоценить.

 

Уже тогда было доказано, что движение – лучшая форма реабилитации для перенесших инфаркт. Но границы слабости человека различны. Здесь одна из задач врачей помочь больным преодолеть страх перед возобновлением движения. Удается ли человеку вернуться к нормальной жизни, зависит от его собственной воли.

 

Среди сотен людей на земле, получивших новое сердце, Схерер , быть может, являет собой наиболее удачный пример того, как пациенты после трансплантации совершают скачок от абсолютного покоя к практически безграничной физической активности. Порвав с прежним образом жизни, он избрал классический марафон как достойную цель. Во многом ему помогла жена Элен – специалист по медицинской гимнастике (по лечебной физкультуре). Она была всегда рядом с мужем во время реабилитации, состоящей вначале из укрепляющей ходьбы, а потом – медленного бега. Она стала его советчицей и утешительницей, по сути, Элен спасла мужа от смерти. Тренировки не только восстановили Хеля физически, но и вселили большую веру в свои силы. Уже через год он сумел впервые в жизни участвовать в 42-километровом марафоне. В Лондоне он стал и первым человеком с новым сердцем, пробежавшим дистанцию классического марафона, одолев его за 6 часов (победитель – за 2 часа с несколькими минутами). Новое сердце превосходно работало все время, но ноги были разбиты, и на финише болел живот. При обследовании врачи нашли у него большую опухоль. Сомневались, выдержит ли новое сердце операцию под полным наркозом? Сердце справилось: операция прошла отлично, и после удаления швов пациент стал готовиться к  своему второму марафону. Этот своеобразный рекорд Хель Схерер установил осенью 1985 года на нью-йоркском марафоне, затратив и на него ровно 6 часов. Кстати, в обоих марафонских забегах рядом с мужем бежала и Элен.

 

Живя в небольшом городке Саннефьорде, супруги Схерер выбрали для ежедневных пробежек тропинку, окружающую пруд. Горожане с восторгом наблюдали за красивыми движениями белобородого бизнесмена, бегающего с высоко поднятой головой. За четыре года, прошедших после пересадки сердца, вес Хеля снизился со 104 до 75 килограммов. Ему стало многое по силам. Он нацелился на преодоление и стокгольмского марафона. Подал ходатайство о возвращении ему летных прав. Норвежские врачи поддержали этот шаг Схерера.

 

Из разряда курьезов, пересадка сердца не только вернула Хелю жизнь, но и лишила его возможности нервничать. При операции нервные окончания, ведущие к сердцу, были обрезаны. Сигналы стресса, ранее вызывающие у него сердцебиение, перестали поступать к сердцу. В своем городке Схерер попал в автомобильную аварию. Его извлекли из поврежденного автомобиля невредимого и абсолютно спокойного. Врач думал, что Хель пребывает в шоке, а дело было всего в непроходимости к сердцу нервных импульсов.

 

Юрий Яковлев, заслуженный работник физической культуры РФ

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий